Arms
 
развернуть
 
456880, с. Аргаяш, ул. Комсомольская, д. 4
Тел.: (35131) 2-15-57
arg.chel@sudrf.ru
456880, с. Аргаяш, ул. Комсомольская, д. 4Тел.: (35131) 2-15-57arg.chel@sudrf.ru
Приёмная суда
тел: 8(35131) 2-11-91
 
График работы
Понедельник
с 9:00 до 18:00
Вторник
с 9:00 до 18:00
Среда
с 9:00 до 18:00
Четверг
с 9:00 до 18:00
Пятница
с 9:00 до 16:45
Суббота
Выходной
Воскресенье
Выходной
Перерыв на обед
с 13:00 до 13:45

 








 График и порядок приёма граждан


 
ДОКУМЕНТЫ СУДА
Приговор в отн. Ш. по ч.4 ст. 111 УК РФ

Дело № **- 2010г.

                                                    

 

                                        ПРИГОВОР

                  ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

            С.Аргаяш                                                         *** 2010 года.

 

 Аргаяшский районный суд Челябинской области, в составе: председательствующего судьи Терещенко О.Н., при секретаре Ческидовой Е.С., с участием государственного обвинителя прокуратуры Аргаяшского района Киртянова П.Е.,  потерпевшей  М., подсудимого Ш., защитника–адвоката Благинина Г.В., представившего удостоверение № 84 и ордер № 23,   рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Аргаяшского районного суда уголовное дело в отношении  Ш., 1989 года рождения, уроженца ***, гр.РФ,  не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ,

                                        УСТАНОВИЛ:

 

Ш. находясь в состоянии алкогольного опьянения, совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть А. при следующих обстоятельствах.

17 ноября 2009 года около 23 часов в помещении дома № по улице *** в деревне *** Аргаяшского района Челябинской области в результате ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, с целью причинения вреда здоровью стал избивать А. Умышленно нанес потерпевшему не менее 5 ударов кулаком по лицу, повалив потерпевшего на пол. Затем Ш. нанес не менее пяти ударов ногами по телу и ногам потерпевшего. После чего, продолжая свои преступные действия, направленные на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, вооружившись приисканной на месте происшествия металлической кочергой, Ш. умышленно нанес ею не менее пяти ударов по голове А. в область затылка.

В результате умышленных преступных действий Ш. А. была причинена открытая черепно-мозговая травма, в комплекс которой входили: вдавленный перелом костей свода и основания черепа, ушибленная рана в затылочной области, располагавшаяся левее срединной линии и обозначенная по протоколу как рана №3, кровоизлияния под оболочкой головного мозга, ушиб головного мозга, гнойное воспаление оболочек мозга- менингит. Это повреждение опасно для жизни и по этому признаку квалифицируется как тяжкий вред здоровью.

Кроме того, преступными действиями Ш. А. была причинена тупая травма грудной клетки, закрытый перелом 10 ребра слева, кровоподтеки задней поверхности грудной клетки, инфицированные ушибленные раны головы, ссадины и кровоподтеки головы. Эти повреждения изолировано и в совокупности привели к кратковременному расстройству здоровья и по этому признаку квалифицируются как легкий вред здоровью.

Смерть А. наступила  * ноября 2009 года на месте происшествия в результате открытой черепно-мозговой травмы.

Подсудимый Ш. в судебном заседании вину свою признал, от дачи показаний отказался, воспользовался правом, предусмотренным ст.51 Конституции РФ. Его показания, которые он давал в ходе предварительного расследования, были оглашены в судебном заседании с соблюдением требований ст.276 УПК РФ, где он пояснил, что 17.11.2009г. в обеденное время он пришел домой к Ш-вой, у которой в гостях находился ее сожитель Б., употребляли спиртное. Около 17 ч. к ним пришла его сожительница А-ва. Они все вместе продолжили употреблять спиртное. В 18.30 ч. подошел Х., который присоединился к употреблению спиртного. Через полтора часа Б. пошел к А., они еще продолжили употреблять спиртное. Через некоторое время Ш-ова предложила сходить к А. всем вместе и забрать домой Б. Они пришли всей компанией к потерпевшему, который на диване сидел с Б., разговаривал. Ш-ова позвала Б. домой. Б., встав с дивана, спросил в неприличной форме у А., какой тот ориентации, на что А. ему ответил, что он его хорошо знает. Направившись в сторону выхода, Б. в грубой форме предложил с ним совершить  половой акт. А. встал с дивана и вышел в другую комнату, откуда вернулся с ножом в правой руке. А. приставил нож к горлу  Ш-вой, угроз не высказывал, молчал. Нож к горлу не прижимал. Ш-ова  увернулась и упала на диван. А. нечаянно задел по руке ножом А., нанес два удара ножом Х. в область правого бедра. Он подошел к А. и просил прекратить. А. ударил его ножом в левое плечо. Х. А. в это время нанес удар палкой по затылку. А. схватил его (Ш.) за куртку в области груди, в это время он нанес А. пять ударов кулаком в лицо. А. упал на пол, они с Х. стали ему одновременно наносить удары. Он нанес ему три удара ногой  по левой ноге, 2 удара ногой по спине  справа. Х. в это время наносил удары по голове, в частности по лицу около 4 ударов. Ножа в это время в руках у А. не было, он выронил его от ударов, которые он (Ш.) нанес ему по лицу. Руками А. не прикрывался, они лежали у него под грудью. Он (Ш.) схватил возле печки кочергу и с силой нижней частью кочерги нанес А.  4 удара по голове: в затылочную и теменную область. Удары в основном пришлись по макушке, не выбирал- куда. Удары наносил один за другим, не останавливаясь. От его ударов у А. пошла кровь из ран. А. пополз к выходу. Ш-ова  выскочила из дома. А-ва оставалась в доме и видела происходящее. Х. взял угольный совок возле печи и этим совком стал наносить удары А. по спине. Нанес ему около 6-7 ударов. После этого они совок и кочергу поставили на место к печке, а сами все вместе ушли домой. А. оставался лежать возле двери. Дома они продолжили употреблять спиртное. Во время распития спиртного он предложил Б. сходить в дом к А. и отомстить ему за то, что он приставлял нож к горлу Ш-вой. Тот согласился, они пошли к А. Он остался на улице, Б. вошел в дом. Примерно через минуту Б. с А. вышли из дома. Лицо и голова  А. были в крови. А. сел на крыльцо. Он (Ш.) в это время нанес А. 2 удара кулаком по лицу. Б. в это время вышел в ворота на улицу, стоял и смотрел. Он еще два раза ударил А. кулаком по лицу. После чего предложил Б. помочиться на А., что они и сделали, после чего ушли домой. Б. потом снова ушел к А., откуда его забрала Ш-ова. Он курил с А., о чем-то беседовал. А. пошел в свой дом, закрылся. Они разошлись по своим домам. Убивать А. не хотел. Нанес ему удары кочергой и ногами по голове, потому что А. приставил нож к горлу Ш-вой, ударил его и Х. ножом.

Исследовав в ходе судебного заседания все доказательства, представленные стороной обвинения и стороной защиты, суд считает, что вина Ш. в инкриминируемом ему деянии полностью доказана и подтверждается следующими доказательствами.

Свидетель Б. пояснил в судебном заседании,  что 17.11.2009г. он с Ш., сожительницей Ш-вой, Х. и А-вой у него дома употребляли спиртные напитки. Около 20 ч. он пошел к соседу А. поговорить. Через некоторое время за ним пришла сожительница Ш-ова, с Ш., Х., А-ва. Не помнит, из-за чего с А. вышла ссора, А. схватил нож, он выскочил на улицу и убежал домой. Когда вся молодежь вернулась, ему со слов Ш. и Х. стало известно, что А. ударил Х. в ногу ножам, а Ш. ударил ножом в плечо. Что именно произошло, он не выяснял, больше А. не видел.

В связи с существенными противоречиями в показаниях свидетеля Б., его показания, которые он давал в ходе предварительного расследования, были оглашены в судебном заседании, с соблюдением требований ст.281 УПК РФ, где он показал, что пошел к А. с целью выяснить какой он сексуальной ориентации. Когда за ним пришла сожительница Ш-ова, с Ш., Х. и А-ва, он начал вставать с дивана и спросил у А. в нецензурной форме, является ли он мужчиной нетрадиционной сексуальной ориентации, на что А. ответил отрицательно. После чего он обратился к А. в грубой нецензурной форме с предложением вступить с ним в половую связь. После этих слов он собрался уходить из дома, А. в след ему сказал, что он сам нетрадиционной сексуальной ориентации, потому что находился в местах лишения свободы. Обернувшись, он увидел в руке у А. нож, выскочил на улицу и ушел домой. Через 10-15 минут пришли остальные. С их слов он узнал, что Х. ударил А. деревянной палкой по затылку, а Ш. наносил удары металлической кочергой по голове А.

В судебном заседании пояснил, что дал такие показания, согласившись со следователем, сексуальную ориентацию он не выяснял, не помнит, из-за чего вышел конфликт, был пьян. В остальном свои показания подтвердил.

 Свидетель Х. пояснил в судебном заседании, что 17.11.2009г. употреблял спиртные напитки в доме Б. с Ш., Ш-вой, А. и Б. Б. вечером пошел к А. Ш-ова  позвала всех пойти и искать его. Зайдя в дом А., он увидел сидящих на диване Б. и А. Ш-ова стала звать домой Б. Он в это время вышел с А-ой на улицу покурить. Зайдя в дом, увидел, что Б. и А. ругаются между собой. Б. сказал А., что тот является мужчиной нетрадиционной сексуальной ориентации и потребовал вступить с тем в половой контакт. После этих слов А. резко зашел в соседнюю комнату из кухни, Б. стоял на выходе из дома. После того, как А. вернулся в комнату, он почувствовал сильную боль в правой ягодице, увидел, что А. нанес ему два удара ножом. Тут же А. нанес удар ножом в левое плечо Ш. Ш. повалил А. на пол, и он совместно с Ш. начал избивать А. ногами по телу и голове. Ш. нанес А. не менее 2-х ударов ногой по голове, после чего Ш. взял возле печи кочергу и начал наносить ею удары по рукам и голове А. Ш. нанес А. кочергой по голове не менее 4-х ударов. Он (Х.) взял возле печки металлический совок и  этим совком стал наносить удары по спине А. А. лежал на полу, не мог уже сопротивляться, они с Ш. прекратили избиение, поставили совок и кочергу к печи, ушли домой. Дома его перевязали, в дом  А. он в тот вечер больше  не ходил .

Свидетель А.-ва показала, что 17.11.2009г. она находилась в гостях у Б. и Ш-вой, где также гостили Ш., Х. Вечером в ходе совместного распития спиртного Б. куда-то ушел. Через некоторое время Ш-ова  всех позвала сходить в дом А., предполагая, что там находится Б., так как с ее слов он туда часто ходил. Когда все зашли в дом, увидели, что А. и Б. сидят на диване, разговаривают. Ш-ова стала ругаться на Б., звать его домой. В эту ссору стал вмешиваться А.  Ш-ова рукой оттолкнула его на диван и сказала, что он ей никто, чтобы не смел ее трогать. Во время ссоры А. сходил за ножом в другую комнату. Выйдя с ножом, стал размахивать им перед лицом Ш., нанес ему один удар в плечо и два удара Х. в бедро. Она в это время вышла на улицу и ничего не видела больше. Подробностей ей не рассказывали.

В связи с существенными противоречиями в показаниях А-вой, ее показания, которые она давала в ходе предварительного расследования, были оглашены в судебном заседании с соблюдением требований ст.281 УПК РФ, где она показала, что видела, как Ш. взял стоящую рядом с печью металлическую кочергу и нанес по телу А. не менее двух ударов. После того как прекратили избиение А., пошли все вместе домой. Примерно через 5 дней она видела А. в магазине.

В судебном заседании А-ва пояснила, что какой-то сотрудник милиции оказал на нее психологическое давление, испугал ее, поэтому она сказала, что видела как Ш. наносил удары кочергой.

Свидетель Ш-ова в судебном заседании от дачи показаний отказалась, воспользовалась правом, предусмотренным ст.51 Конституции РФ. Ее показания, которые она давала в ходе предварительного расследования, были оглашены в судебном заседании с соблюдением требований ст.281 УПК РФ, где она показала, что 17.11.2009г. у нее дома с сожителем Б., подругой А-вой, Ш. и Х. употребляли спиртные напитки. Около 20 ч. Б. пошел домой к А. поговорить с ним. Вскоре она предложила всем вместе сходить за сожителем к А.. Когда они пришли в дом к А., Б. с А. сидели на диване. Она стала ругаться на сожителя, звать домой. Б. попросил ее подождать, сам обратился к А. с вопросом, является ли он мужчиной нетрадиционной ориентации. А. промолчал. Б., пройдя к входной двери, что- то оскорбительное сказал в адрес А., который после этих слов в соседней комнате схватил нож. Началась драка. Она выбежала на улицу. Позже она зашла в сени и увидела, что А. возле порога в доме лежит на полу на животе, лицо его было в крови. В доме она видела только как Х. один раз ударил по телу А. и после этого ушла домой. Дома со слов Х. и Ш. она узнала, что А. нанес два удара ножом в правое бедро Х. и один раз ножом в плечо Ш., после чего они избили А. Подробностей избиения она не знает, ей не рассказывали.

Вина подсудимого Ш. подтверждается и материалами уголовного дела.

Согласно рапорта следователя СО по г.Кыштым СУ СК при прокуратуре РФ по Челябинской области  в порядке ст.143 УПК РФ при проверке сообщения о преступлении им установлено, что в период с 16.50ч до 23 часов 26.11.2009г. он находился в д.***, ул.***, где был обнаружен труп А., с признаками насильственной смерти.

Согласно протокола осмотра места происшествия от 26.11.2009г., с участием судебно медицинского эксперта, был осмотрен дом №* по ул.*** д.*** Аргаяшского района Челябинской области. Дом представляет из себя одноэтажное деревянное строение, одноквартирное жилое помещение. Вход в дом осуществляется через огороженный двор. При входе в сени на полу возле входной двери в дом, на косяках и стенах в радиусе 1.5 м обнаружены засохшие пятна бурого цвета, похожие на кровь, разной формы и величины. Дом состоит из двух жилых комнат: спальни и кухни. В кухонной комнате при входе в дом на пороге обнаружены пятна бурого цвета, похожие на кровь, в кухне имеется печь, вещи разбросаны, видны следы беспорядка. На печи имеются пятна бурого цвета, похожие на кровь. Под столом на кухне обнаружен труп мужчины А., в позе на спине, руки вытянуты вдоль туловища, правая слегка отведена от туловища. Ноги полусогнуты в коленях и тазобедренных суставах, пятки касаются пола. На куртке, надетой на трупе, имеются множественные пятна бурого цвета, похожие на кровь.

При ощупывании костей черепа патологическая подвижность не обнаружена. В лобной области около глазниц обнаружены кровоподтеки и ссадины. В лобной области обнаружена ушибленная рана, а также аналогичные раны не менее 3 в затылочной области, в дне которых обнаружены повреждения костей черепа. Хорошо просматривается трупное окоченение всех групп мышц. Явно выражены трупные пятна на спине. При переворачивании трупа на спине обнаружены множественные кровоподтеки и ссадины.

Из протокола дополнительного осмотра от 27.11.2009г. дома №* по ул.*** д. *** Аргаяшского района следует, что при повторном осмотре дома, в кухне за печью был обнаружен металлический совок для угля, возле стола обнаружена металлическая кочерга, с пятном бурого цвета, похожим на кровь, у западной стены обнаружена деревянная палка с пятнами бурого цвета, похожими на кровь, на расстоянии 31 см от утолщенного края палки обнаружены 2 седых волоса длиной около 5 см.

Согласно рапорта ПНО ОД ОВД по Аргаяшскому муниципальному району от 10.12.2009г. следует, что в 10.37 ч им было принято сообщение от медсестры хирургического кабинета АЦРБ о том, что за медицинской помощью обратился Х., житель д. *** с колотой гнойной раной правой ягодицы. С его слов известно, что телесное повреждение он получил 17.11.2009г. около 23.50 мин в д.*** .

Из выводов судебно-медицинского эксперта № *** от 01.12.2009г.–24.12.2009г. следует, что смерть А. наступила в результате открытой черепно- мозговой травмы (ОЧМТ), в комплекс которой входили: сдавленный перелом костей свода и основания черепа, ушибленная рана в затылочной области, располагавшаяся левее срединной линии, и обозначенная по протоколу как рана №3, кровоизлияния под оболочки головного мозга. Ушиб головного мозга, гнойное воспаление оболочек мозга–менингит. Это повреждение опасно для жизни и по этому признаку квалифицируется как тяжкий вред здоровью. Между полученным повреждением и смертью потерпевшего имеется прямая причинно-следственная связь.

Имели место инфицированные ушибленные раны головы, ссадины и кровоподтеки головы. Эти повреждения изолированы и в совокупности привели к кратковременному расстройству здоровья и по этому признаку квалифицируются как легкий вред здоровью. Все повреждения на голове причинены воздействием тупых твердых предметов (орудий). Количество травматических воздействий по голове составляет не менее восьми, при чем пять из них могли быть причинены орудием. Из представленных на исследование орудий, ушибленные инфицированные раны головы (пять) наиболее вероятно причинены лапкой кочерги, включая смертельную рану №3. Количество, характер и локализация повреждений позволяет исключить их образование в результате падения с высоты собственного роста. Во время причинения телесных повреждений взаимораположение потерпевшего и нападавших менялось с течением времени. Повреждения причинены за 7-10 суток до смерти, и в связи с этим последовательность причинения повреждений определить не представляется возможным. Травматические кровоизлияния в головной мозг и под оболочки головного мозга могут сопровождаться потерей сознания и неспособностью к совершению активных, самостоятельных действий потерпевшим, а также длительно протекать без нарушения сознания. Повреждения могли быть причинены руками, ногами, металлической кочергой, металлическим угольным совком, деревянной палкой, так и другими тупыми предметами со сходными общегрупповыми признаками.

Имели место тупая травма грудной клетки. Закрытый перелом 10 ребра слева, кровоподтеки задней поверхности грудной клетки. Повреждения причинены не менее чем пятью травматическими воздействиями по задней поверхности грудной клетки. Подобные повреждения по средним срокам восстановления трудоспособности ведут к кратковременному расстройству здоровья и по этому признаку квалифицируются как легкий вред здоровью. Повреждения могли быть причинены руками, ногами, металлической кочергой, металлическим угольным совком, деревянной палкой, так и другими тупыми твердыми предметами со сходными общегрупповыми признаками.

При жизни А. страдал хронической ишемической болезнью сердца и задолго до смерти перенес инфаркт миокарда боковой стенки левого желудочка.

Во время причинения телесных повреждений потерпевший мог совершать активные самостоятельные действия, бороться, обороняться.

Из выводов судебно-медицинского эксперта №*от 4.12.09г. следует, что у Ш. имели место: колото-резаная рана левого плечевого сустава. Это повреждение причинено однократным воздействием тупого предмета, возможно, ножом. Повреждение могло образоваться в срок и при обстоятельствах, указанных в постановлении. Это повреждение не привело к расстройству здоровья и по этому признаку как вред здоровью не расценивается.

Согласно выводов амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы №* от 10.12.2009г., Ш. каким-либо хроническим психическим расстройством, слабоумием, временным психическим расстройством, иным болезненным состоянием  психики, лишающим его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдает и не страдал в момент инкриминируемого ему деяния, поэтому он мог в момент инкриминируемого ему деяния и может в настоящее время осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Признаков временного болезненного расстройства психической деятельности (бреда, галлюцинаций, помрачнения сознания и т.д.) в момент инкриминируемого деяния не обнаруживал, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения. По своему психическому состоянию в принудительных мерах медицинского характера в настоящее время не нуждается. Может самостоятельно осуществлять свои права на защиту.

Согласно постановлений следователя СО по г.Кыштым СУ СК при прокуратуре РФ по Челябинской области соответственно от 25.12.2009г. и 26.12.2009г.,  Х. и А., Ш. и А.,  друг другу был причинен легкий вред здоровью, действия их подпадают под признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ, т.е. относятся к делам частного обвинения и возбуждаются не иначе, как по заявлению потерпевшего. Поскольку таких заявлений от А. и Х. не поступало, в возбуждении уголовного дела было отказано на основании п.5 ч.1 ст.24 УПК РФ.

Оценивая всю совокупность добытых и исследованных доказательств по данному уголовному делу, суд приходит к выводу о полной доказанности вины Ш., так как приведенные выше доказательства не находятся в противоречии между собой, за исключением измененных в судебном заседании показаний свидетелей Б., который не помнит кто был инициатором конфликта между ним и А., показаний А., что она не видела как Ш. нанес удары кочергой А.

Суд расценивает эти показания как надуманные, из поведения Б.  в судебном заседании усматривается, что ему стыдно за свое поведение, что он пришел к А. с целью выяснить его сексуальную ориентацию, а А. является сожительницей Ш., то есть близким человеком, суд расценивает ее показания как желание облегчить участь своего сожителя. Ибо показания этих свидетелей опровергаются их показаниями которые они давали в ходе предварительного расследования и не доверять этим показаниям у суда оснований нет, поскольку они получены с соблюдением требований уголовно процессуального закона, являются последовательными, согласуются с показаниями самого подсудимого, свидетелей Х., Ш-вой, материалами уголовного дела. Доводы А. об оказании на нее какого-либо психологического давления в ходе предварительного расследования кем-либо не нашли своего объективного подтверждения в судебном заседании, каких- либо замечаний на протокол допроса она не принесла, следователю не заявляла на оказание на нее давления, подписи свои в протоколе  допроса признала, с жалобой на неправомерные действия не обращалась.

В остальной части исследованные в судебном заседании доказательства по делу дополняют друг друга и конкретизируют обстоятельства происшедшего и не доверять этим доказательствам у суда оснований нет. Суд признает каждое из них имеющим юридическую силу, поскольку, они получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, достоверными, а совокупность их достаточной для вывода о том, что преступные действия Ш., имели место так, как они изложены в описательной части настоящего приговора.

Суд действия Ш.  квалифицирует по ч.4 ст.111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. При этом суд исходит из следующего.

Мотивом для совершения преступления  послужил бытовой конфликт на почве алкоголизации. Потерпевший не употреблял спиртное с подсудимым Ш. и другой молодежью,  Б. пришел к А. с целью унизить его, спровоцировал конфликт. Ш. и все остальные члены его компании в алкогольном опьянении пришли в дом потерпевшего А. в ночное время, вели себя агрессивно и вызывающе.  У потерпевшего А. были все основания опасаться их противоправных действий. Б. нецензурно в грубой форме обратился к А., высказал намерение  вступить с ним в половой контакт. Именно противоправное поведение Б. привело к тому, что А., защищая себя, схватил нож. При этом, как Ш., так и другие молодые люди не пожелали покинуть дом А., вступили с ним в борьбу. Как следует из показаний потерпевшей М., ее брат А. перенес инсульт, был больным и немощным человеком, ходил с тростью, кое-как. Иным образом А. не имел возможности себя защитить. Ш., получив удар ножом, испытывая чувство неприязни, гнева, желая отомстить А. за нанесенную боль, стал наносить тому удары в лицо, голову ногами, обутыми в обувь и руками. Действовал Ш. с прямым умыслом на причинение тяжкого вреда здоровью А., поскольку его действия носили целенаправленный характер, множество ударов (не менее 5 кулаком в лицо, не менее 5 в затылочную часть головы кочергой),  как кулаками, так и ногами, обутыми в обувь, тяжелым металлическим  предметом -кочергой,  были направлены в область жизненно важного органа – голову. При этом у А. ножа уже в руках не было.

Ш. осознавал свой противоправный характер, он еще раз вернулся в дом А., чтобы посмотреть, в каком он состоянии, нанес ему еще удары в лицо кулаком. После чего, глумясь над жертвой, желая унизить  достоинство А., помочились с Б. на него.

Между действиями подсудимого и наступившими  для потерпевшего последствиями в виде тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности его смерть, имеется прямая причинно-следственная связь. Смерть потерпевшего А. наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы.

Суд находит позицию защиты о переквалификации действий Ш. на ст.114 УК РФ, как превышение пределов необходимой обороны, необоснованной. Данная позиция опровергается анализом вышеперечисленных доказательств. Поскольку какой- либо угрозы для жизни и здоровья  в момент нанесения множественных ударов А. у Ш. не было, до того как А. стал применять нож, у Ш. и других членов этой компании была возможность покинуть дом А. Но Ш., Б. и Х. пришли к А. с целью поглумиться над ним. Тем более, как из показаний потерпевшей М., так и заключения эксперта следует, что А. страдал тяжелым хроническим заболеванием, физически был слаб, самостоятельно без трости передвигаться не мог. Ш. повалил А. на пол, А. был не в состоянии сопротивляться, защищаться. Ш. лежащему на полу А. продолжал наносить удары ногами, руками и кочергой по голове.

К последствиям Ш. относился безразлично, находился в алкогольном опьянении.

Действиям Х. и В. в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 25 и 26.12.2009г.  дана юридическая оценка, что  противоправные действия Х. не находятся в причинной связи с тяжкими телесными повреждениями, полученными А .

Смертельные травмы головы А.  причинил Ш. и никто иной, это следует не только из показаний Ш. и свидетелей, но и выводов судебно-медицинского эксперта, построенных на заключении судебно-криминалистичекой экспертизы, что образование смертельных травм, располагавшиеся в затылочной части головы А., характерно от воздействия лапки кочерги.

Определяя наказание подсудимому  Ш. за содеянное, суд принимает во внимание общественную опасность и тяжесть совершенного деяния, личность, смягчающие и отсутствие отягчающих его наказание обстоятельств.

Преступление Ш. совершил особо тяжкое. Как личность характеризуется в быту удовлетворительно. Смягчающими обстоятельствами наказание подсудимого суд признает : фактически полное признание им своей вины, чистосердечное раскаяние в содеянном, совершил преступление впервые, наличие на иждивении малолетнего ребенка. С учетом изложенного, конкретных обстоятельств дела, то есть учитывая особую дерзость и цинизм, проявленные Ш. при совершении преступления, мнения потерпевшей, настаивавшей только на строгом наказании, суд находит правильным и справедливым назначить Ш. наказание только в виде изоляции от общества, с отбыванием наказания на основании п. «в» ч.1 ст.58 УК РФ в исправительной колонии строгого режима.

Потерпевшей М. в судебном заседании в порядке ст.44 УПК РФ были заявлены исковые требования о взыскании с Ш. в счет возмещения материального ущерба 16150 рублей – расходы на погребение, 30000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Подсудимый    Ш. исковые требования признал в полном объеме.

Суд находит исковые требования потерпевшей М. заявлены обоснованно в счет возмещения материального ущерба, подтверждаются квитанциями и накладными о понесенных расходах М. на ритуальные принадлежности и услуги в сумме 16150 рублей и подлежащими удовлетворению на основании ст. 1094 ГК РФ. Исковые требования о компенсации морального вреда  суд находит подлежащими удовлетворению также в полном объеме в сумме 30000 рублей на основании ст.151,1099-1101 ГК РФ, при этом суд исходит из принципа разумности и справедливости, учитывая материальное положение подсудимого, условия жизни его семьи. В результате умышленных противоправных действий Ш. для потерпевшей М. наступили тяжкие последствия в виде смерти родного ей человека- брата А. Утрата родного человека для нее невосполнима, из родных он  был единственным, больше родных у нее нет. Она ухаживала за А., поддерживала с ним близкие родственные отношения. Ей причинены нравственные страдания, связанные с ее внутренними переживаниями, поскольку А. был жестоко и цинично избит, принял насильственную смерть,  тело его было изуродовано, пришлось хоронить в закрытом гробу.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.307-309 УПК РФ,

                                       ПРИГОВОРИЛ:

 

Признать Ш. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, назначить наказание в виде 10 (десяти) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

  Срок наказания исчислять с 27.11.2009г.

  Меру пресечения в виде заключения под стражу оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Вещественные доказательства по делу: металлическую кочергу, совок, деревянную палку – уничтожить.

Исковые требования потерпевшей М. удовлетворить. Взыскать с Ш. в пользу М. 16150 (шестнадцать тысяч сто пятьдесят) рублей в счет возмещения материального ущерба, 30000 (тридцать тысяч) рублей в счет компенсации морального вреда.

Приговор может быть обжалован в Судебную коллегию по уголовным делам челябинского областного суда в течение 10 суток с момента его провозглашения, а осужденным Ш., содержащимся под стражей, в тот же срок с момента вручения ему  копии приговора путем подачи жалобы через Аргаяшский районный суд.

В случае подачи жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в суде кассационной инстанции.

 

Председательствующий:

 

Определением судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 26.04.2010 года наказание Ш. сокращено до 9 лет 9 месяцев лишения свободы с отбыванием в ИК строгого режима. В остальной части приговор оставлен без изменения, кассационная жалоба Ш. без удовлетворения.

 

Приговор вступил в законную силу 26.04.2010 года.

 

Судья :

 

опубликовано 07.05.2010 09:44 (МСК)